Мой путь в миссию

Апрель 1981 г. Крещение в церкви на Поклонной горе.

Я родился в тот год, когда в космос полетел Юрий Гагарин, Берлин разрезали стеной на Восточный и Западный, а в Советском Союзе под воздействием и давлением властей церковь евангельских христиан-баптистов разделилась на зарегистрированных и отделенных.

Я рос и воспитывался в замечательной многодетной христианской семье, где читали Слово Божье, а по воскресеньям, хотя и тайком, родители приводили нас в церковь (в шестидесятые годы Советская власть контролировала церковь и не разрешала приводить детей на богослужения). Но прошло довольно много времени, прежде чем уже в свои юношеские годы я покаялся, и Господь шаг за шагом стал учить меня и начал открывать мне что-то очень важное.

Первое, чему Он учил меня — это доверять Ему и не бояться идти за Ним, даже если очень страшно. Вскоре после моего покаяния меня призвали в Советскую армию. Я ещё не успел принять крещение, ведь в то время в церкви крестили молодых людей только с 18-ти лет. И вот приходит повестка: за день до крещения меня вызывают на призывной пункт для отправки в армию. Я очень переживал из-за этого, потому что хотел креститься, но не пойти на призывной пункт в назначенный день было серьезным нарушением. Я даже подумал, что не достоин быть крещенным, раз так произошло с датой моего призыва. На призывном пункте меня и всех остальных ребят побрили налысо, и мы стали ждать распределения. Всех молодых людей разбирали в разные части, и под вечер остался я и ещё один парень, которых никто не забрал. Когда удивленный дежурный офицер стал рассматривать наши документы, он обнаружил, что я баптист, а у другого парня было криминальное прошлое… Счастливый, я вернулся домой на выходные и на следующий день смог принять святое водное крещение и уже более утвержденным пойти в армию.

1987 г. Жанна Морозова ведет урок в воскресной школе.

Но путь оказался очень непростым. Меня и других ребят посадили на самолёт. Нам никто не сказал, куда мы летим, а новобранцы по различным приметам стали догадываться, что мы летим на восток. В то время Советский Союз вел боевые действия в Афганистане. Доходили слухи о том, как страдали и гибли люди в этой войне. Афганистан был тем местом, куда я больше всего не хотел попасть, чувствовал, что не готов физически и морально к такому испытанию. Смогу ли я отказаться от оружия и пойти в штрафбат? Несколько часов в самолёте я усердно молился. Но вот самолет приземлился в Барнауле, группу новобранцев разделили на две части, и я полетел на самолете, направляющемся в Читу, на границу с Китаем. Я понимал, что Он слышит меня, Он ведёт меня — это было чудесным ободрением и помощью — я не лечу в Афганистан!

Чита. Забайкальский военный округ.

Второе, чему Господь научил меня — это любить Его Слово. Живя дома в христианской семье, я даже не прочитал полностью Евангелия. Библия у нас дома лежала на столе, в церкви читали Священное Писание, но у меня не было большого желания и интереса его читать. Уходя в армию, я взял с собой маленькое Евангелие от Иоанна и спрятал его в свой блокнот. В те времена Евангелие считалось запрещенной литературой, и в армию его брать не разрешалось. Теперь же я тайком и с жаждой читал свое маленькое Евангелие и прятал его опять в свой блокнот. Слова из Евангелия ободряли и поддерживали меня, но вскоре все изменилось. Однажды ночью в нашей казарме сержанты и старослужащие организовали обыск. Они вытряхнули мой блокнотик и нашли в нем Евангелие. Утром я увидел, как старослужащие рассматривают мою Книжечку. Я думал, что меня ждут неприятности, но, видимо, они не доложили начальству о своей находке, но и не вернули мне моё Евангелие. Для меня наступили более тяжёлые дни, я вспоминал, как дома Библия лежала на столе, а я не читал её… Я стал просить родителей и друзей, чтобы они писали мне в письмах что-нибудь из Библии. В течение целого года в письмах мне присылали стихи из Писания, которые я переписывал в блокнот и заучивал наизусть. Я исписал весь блокнот и, так как моя служба протекала в лесу среди сопок Забайкалья, где велись различные военно-строительные работы, для записи стихов из Библии я стал использовать березовую кору. Эти берёзовые “таблички” с евангельскими текстами и сегодня напоминают мне о ценности Слова Божьего.

Диспут в Педагогическом институте им. Герцена.

Следующее, что Бог вложил в мое сердце — это желание трудиться для Него.
По возвращении из армии я с большой радостью окунулся в христианскую жизнь. Особенно активно я стал посещать группу изучения Библии, которую вел мой старший брат Вячеслав, бывший одним из молодежных лидеров в нашей церкви в Ленинграде. В это же время Вячеслав познакомил меня с американскими «навигаторами», которые в начале восьмидесятых под видом туристов приезжали в Советский Союз. Эти молодые миссионеры изучали русский язык и искали контакты с христианской молодежью для того, чтобы обучать их ученичеству и отвечать на волнующие нас вопросы о том, о чем мы в то время не могли услышать и узнать в стенах церкви. В это время КГБ старалось контролировать жизнь церкви и всех верующих, поэтому такие встречи с иностранными миссионерами были довольно опасны. Нам приходилось прятаться от агентов КГБ или уходить от слежки, постоянно быть начеку при разговоре по телефону и тайком передавать информацию о месте встречи. В целях безопасности мы даже не знали настоящих имен этих американских парней. Мы знали только их русские «подпольные» имена: Алёша, Федя и Володя. Они рассказывали нам о принципах ученичества, о миссионерстве и о том, что Бог делает в мире по другую сторону «железного занавеса». Меня очень вдохновляло, что Бог хочет использовать нас, Своих детей, для Его миссии в этом мире, и я много думал о миссионерском служении. В 1984 году вместе с моим другом Владиславом Мыловым мы организовали группу ученичества для подростков.

В это же время при Ленинградском педагогическом институте имени Герцена ведущие профессора атеизма решили возродить “Клуб воинствующих атеистов”. Они решили организовать диспуты между атеистами и христианами. Вначале они пригласили действующих пасторов церквей, но не нашли у них отклика, тогда они обратились к христианской молодёжи. Такие диспуты проходили на различных площадках города почти пять лет. Я был в группе поддержки наших более старших и опытных братьев. Но раза два мне пришлось выступать и ощущать тяжесть и сложность дискуссионной борьбы. Было нелегко отвечать на враждебные нападки со стороны профессоров атеизма, даже несмотря на то, что аудитория, которая состояла из студентов-будущих педагогов, чаще была на нашей стороне, на стороне молодых христиан. Интерес и желание узнать больше о Боге и вере были очень велики. А результат, на которой надеялись атеисты, оказался совершенно противоположным — больше и больше людей хотели прийти в церковь со своими вопросами и жаждой познания истины.

Это были интересные захватывающие годы, наполненные учебой и открытиями. Мы учились друг у друга передавать те знания и открытия, которые давал нам Бог, учились у заморских миссионеров, которые пробирались к нам через кордоны закрытых границ, учились через книги, которые нам тайком привозили из-за границы, а здесь их переводили и вручную печатали. Все то, что мы открывали для себя, мы тут же применяли и передавали другим ученикам и людям, которые тянулись к нам. Работа на производстве, вечерняя учеба в техникуме, группа изучения Библии и группа «ученичества», встречи с интересующимися, «вечера вопросов и ответов», служение в церкви… — сейчас даже трудно представить, как все это умещалось в 24 часа. Там же в церкви я встретил свою будущую спутницу Жанну, которая активно трудилась и была одной из первых учителей воскресной школы, тогда еще подпольной. Воскресные школы и подростковые христианские классы — всё это было под запретом. Поэтому Жанна собирала детей верующих родителей каждое воскресенье у кого-нибудь на квартире. В 1987 году мы поженились и стали одной командой, как в семье, так и в служении.

Потом Бог стал совершать большие изменения в нашей стране. Он использовал М.С. Горбачева, чтобы начать политику гласности и объявить перестройку. КГБ перестал охотиться за христианами, стали открываться большие возможности для евангелизации и другой христианской деятельности. Было чудесно сознавать, что Бог подготовил нас к чему-то новому, чего мы даже не представляли. Активные христиане могли выйти из подполья и начинать благовествовать и учить в открытую. Я мечтал о миссионерстве, и вот Бог начал открывать и совершать то, что было раньше невозможно.
Вместе со своим старшим братом и друзьями по группе изучения Библии мы организовали Христианское общество «Библия для всех». Евангелизации, христианские библиотеки, курсы для подготовки учителей Библии в общеобразовательных школах, издание христианской литературы, всё это было совершенно новым и захватывающим после долгих 70 лет атеизма в нашей стране.

1991 г. Проведение библейских уроков в общеобразовательной школе. Преподаватель Н. И. Герман.

Поскольку я был руководителем учебного отдела, который проводил подготовку и обучение преподавателей Библии, мне известны некоторые цифры о большой работе и энтузиазме в те девяностые годы, которые можно назвать годами изменений и надежд для нашей страны. Преподаватели и другие члены общества «Библия для всех» проводили регулярные занятия по Библии и началам христианской жизни в более чем в 110 детских учреждениях С-Петербурга. В 1994 учебном году такие занятия проводились в 56 школах, 6 интернатах, 8 детских домах, 9 детских садах, 5 больницах, 26 воскресных школах, а также в спец. ПТУ и спецшколе для трудновоспитуемых подростков. В 1992 году 5 тысяч детей и подростков посещали занятия, а в 1994 их количество выросло до 12 тысяч.

Вспоминаю, как 1992 году к нам в офис общества «Библия для всех» в Купчино пришли два иностранных миссионера, которые стали рассказывать о переводе Библии для народов бывшего Советского Союза. В то время мы искали возможности евангелизации для наших народов на русском языке, но от этих миссионеров я в первый раз услышал о миссии переводчиков Библии «Уиклиф», которая занимается переводом Слова Божьего на языки разных народов. А в 1993 году одной из первых книг, которая была издана в обществе «Библия для всех», стал «Всемирный молитвенный дайджест за народности бывшего Советского Союза».

С женой и детьми.

Да, в девяностые годы Господь уже многое открыл и дал нам для того, чтобы служить Ему в нашей стране. Для русскоязычных людей Евангелия и Библии привозились из-за границы, и также начинали печататься и в России. Церкви и христианские организации активно распространяли Слово Божье и участвовали в евангелизационных мероприятиях. Но я продолжал мечтать о более великом, о развитии миссионерского служения в России. Когда меня пригласили учиться в Соединённые Штаты Америки, я воспринял это как ответ от Бога для подготовки к подобному служению. Помню свою первую миссионерскую конференцию в христианском колледже, где я представлял российское общество «Библия для всех». Рядом с моим столиком, где была информация о служении общества, находился столик представителя миссии переводчиков Библии «Уиклиф». У меня было много вопросов: я хотел больше узнать, как миссия «Уиклиф» работает с народами, у которых нет Евангелия на их языке. Этот представитель был миссионером из Бразилии, пилотом самолёта, и он не мог ответить на все интересующие меня вопросы. Поэтому, когда в конце учёбы я получил известие из общества «Библия для всех», что в Санкт-Петербург приехала команда из миссии «Уиклиф» и они спрашивают о возможности организации такой миссии в России, я сразу стал молиться об участии в этом важном служении.

Дальше всё стало развиваться, можно сказать, стремительно. После встречи с представителем международного «Уиклифа» Буркхардом Шоттельндраером я узнал, что миссия только что приняла новую цель, которая называется “Видение 2025” — “начать к 2025 году перевод Библии на языки всех народов, которые в этом нуждаются.” В 1999 году было подсчитано, что если работа над переводами Библии будет продвигаться такими же темпами, то понадобится ещё более 150 лет, чтобы обеспечить все народности Писанием на их языке. В то время около 3000 народностей нуждались в Евангелии на их родном языке. Настало время ускорить эту работу!

Поэтому привлечение российских христиан к миссионерскому служению и организация Миссии «Уиклиф» в России стали одной из первостепенных задач. Россия — многонациональная страна с многовековой историей церкви. Потенциал и опыт российских христиан, их образование и знания, всё это могло послужить для дела перевода Библии и распространения Царства Божьего.

Моей первой задачей было выяснить, готовы ли наши евангельские церкви участвовать в этом служении, жертвовать и посылать миссионеров? К тому времени прошло уже 10 лет с тех пор, как начались изменения в России, церковь получила свободу, возможность развиваться и расти. Перед нами встал важный вопрос: настало ли уже то время, чтобы отдавать и быть благословением для других народов?

Октябрь 1999 г. Представители протестантских деноминаций. В центре стоит Буркхард Шоттельндрайер.

После посещения церквей и рассказов о миссии «Уиклиф» и нужде в переводе Библии для различных народов в октябре в 1999 года была организована встреча пасторов из различных евангельских церквей и деноминаций, а также руководителей христианских организаций. Все они согласились, что наступило время для российских церквей посылать миссионеров, и что церкви в России поддержат служение по переводу и распространению Писания.

Первыми помощниками, которые поддержали и помогли в организации Миссии переводчиков Библии «Уиклиф», были мои старые друзья и родные. Все они были тружениками в различных христианских служениях. Это — Вячеслав Морозов, Роман Носач, Геннадий Салонников и Владислав Мылов. Уже в декабре 1999 года было проведено учредительное собрание, выбран совет миссии и избран директор. Российская миссия «Уиклиф» начала делать свои первые шаги. Моя мечта стала реальностью!

Декабрь 1999 г. Первый совет миссии «Уиклиф» в России.

Так Господь, начавший во мне Свою работу, даровавший мечту и молитву о миссионерстве, о том, что было невозможно и нереально в то время, повел Своим удивительным путем, подготовил и совершил Свой план и Свою миссию.
Оглядываясь назад, чудесно видеть путь, которым вел Господь эти 20 лет подготовки к основанию миссии «Уиклиф» в России и потом, следующие 20 лет роста и развития миссии. Но об этом – в следующем номере.

Валерий Морозов